Триатлонный конформизм (v.3)

Пост обновлен 16 нояб. 2018 г.


Тема 133. Часть 3

Обсуждение на форуме

(с нашими героями можно познакомится :

"Митохондриальные маньяки" часть 1, 2, 3

"11 дней из дневника Вероники" часть 1, 2, 3

"Симфония для триатлона с оркестром" часть 1, 2, 3

"Триатлонный конформизм" часть 1, 2)


Триатлонный конформизм

Часть 3

ПРАЗДНИЧНАЯ ТИШИНА,

ДЖАГА-ДЖАГА,

ТАРАКАНО-АНАТОМИЯ,

ИЛИ

КАК ОДИН АТЛЕТ ДОКАЗАЛ, ЧТО ОН –«НЕ ЖЕЛЕЗНЫЙ» IRONMAN

Воскресенье. IRONMAN.

Второй день соревнований плавно вытекал из первого. Организаторы и волонтёры, вымотанные, наверное, не меньше самих участников гонки, вернулись домой лишь в одиннадцатом часу вечера: уборка территории, сбор инвентаря, техники, подготовка к следующему дню - заняли много времени. Те из них, кто должен был обслуживать и второй день соревнований, вовсе остались ночевать на берегу озера в палатках, - какой смысл ехать домой, если уже через несколько часов предстояло возвращаться? Открытие соревнований IRONMAN с восходом солнца – в 5.30 утра. Старт назначили на 7 утра, по обыкновению, для прохождения железной дистанции установив 17-часовой лимит времени.

Желающих пройти Iron-man и Half-Ironman – набралось не много: 16 человек против вчерашних - 140! Примерно в таком же немногочисленном составе была представлена группа болельщиков – лишь самые преданные.


Каждой мелочью, каждым штрихом и эмоцией этот воскресный день соревнований отличался от себя вчерашнего: никаких батутов, торговых палаток, громкой музыки, сладкой ваты, танцоров, скоморох, любопытных зевак, толчеи из болельщиков не было и в помине - за одну ночь беззаботный неудержимый весельчак превратился в самодостаточного, мудрого созерцателя. И в отличие от первого, последний не мог похвастаться таким количеством поклонников - случайных людей сегодня здесь не было.

Озеро всё ещё нежилось под воздушным покрывалом тумана, укутывающим его сонные, уставшие от вчерашней суеты, воды. Трава, умытая росой, сияла бриллиантами в нежных лучах солнца - оно уже взошло и гостеприимно распахнуло свои теплые объятия участникам соревнований. Таинство раннего утра, звуки просыпающейся природы, чудные трели птиц создавали волшебную атмосферу, особую ауру.


Величественная праздничная тишина! Действо для избранных: для редких личностей, для особенных спортсменов, для самых преданных своему делу людей!

Однако, внешнее спокойствие было весьма обманчивым: в воздухе определённо чувствовалось предстартовое напряжение... Точнее – абсолютно ЗАШКАЛИВАЮЩЕЕ, ОПЬЯНЯЮЩЕЕ предстартовое волнение! Атлетам предстояло пройти через серьёзнейшее физическое и психологическое испытание, кому-то - впервые. Настроенные на предстоящую долгую работу и тяжёлую борьбу спортсмены были сосредоточены и взволнованы до предела. Волны адреналина, калейдоскоп разноликих, выходящих из диапазона допустимых значений, эмоций слились в необузданном взрывоопасном танце. Они парили в воздухе, заполняли собой, всё более меняя его химический состав и температуру. Определённо, БУДЕТ ЖАРКО! Рискованно! Неистово!


Осторожно!

Высокое напряжение!

ПОСТОРОННИМ вход воспрещён!!!

Опасно! ОСТАНОВИСЬ, пока не поздно!!!!

Или - ШАГНИ ЗА ГРАНЬ ВОЗМОЖНОГО!!!!!

Беги, беги за солнцем, сбивая ноги в кровь,

Беги, беги не бойся, играть судьбою вновь и вновь!

Лети, лети за солнцем, к безумству высоты,

Лети, лети – не бойся, ТАК МОЖЕШЬ СДЕЛАТЬ ТОЛЬКО ТЫ!!!


«Привет, сестрёнка!» - поздоровался Серёга с Викой (Сергей с Леной, конечно, тоже приехали сегодня поболеть за друга).

Вика едва ли отозвалась. Она стояла у их с Юрой машины и внимательно вглядывалась сквозь тонированное стекло.

«Чего стоишь такая потерянная, Юрку, что ли, дома забыла?» - заржал Серёга.

«Да ну тебя с твоими глупыми шуточками! – отмахнулась взволнованная Вика. - Юра попросил меня сегодня сесть за руль, а сам улёгся на заднее сидение и одел наушники: ему настроиться перед гонкой необходимо, видите ли!»

«Ну понятно дело - не к народному старту готовится мужик! Слышь, он так же в прошлом году на нашем заднем сидении настраивался! Скажу, как - упадёшь! - пообещал Серёга. - Наш интеллигент поднимал себе уровень адреналина в крови медитируя под, как его там, а-а-а - «Танец рыцарей» из «Ромео и Джульетты»! – не без труда вспомнив, воскликнул хохоча Сергей. - Ну а сейчас, поди, решил пощекотать себе нервишки какой-нибудь рапсодией Моцарта! Так что, не волнуйся, Джульетта! Привыкай - сама выбирала!» - подковырнул Серёга и ещё пуще загоготал.



«Ой-й, «заливаешь», как всегда! – не особо поверила Виктория своему брату-болтуну, - Лучше скажи, что мне сейчас делать? Мы уже минут десять, как приехали, а он всё лежит и не встаёт – может, вообще, - уснул!? А гонка – через 45 минут!!!» - нервно постучала она по миниатюрному циферблату золотых часов, недавно подаренных ей Юриком.

Этот жест не ускользнул от внимания Серёги.

«Ну вот, видишь, зря, что ли твой мужчина сделал тебе такой полезный подарок! Поди, не только, чтоб ты на свидания не опаздывала, но и ужин вовремя приготовила и на гонку разбудила. Неужто и впрямь дрыхнет чертяга – вот это нервы! – удивлённо покачал головой Сергей. – Ты это, Джульетта, поторопилась бы: растормошила его или, там, пробудила поцелуем любви! Поди не давала Ромео глаза сомкнуть этой жаркой, летней ночью?» - сострил Серёга на свой манер, посмеиваясь и хитро косясь в сторону сестры. От её смущения он, как и в детстве, получал необыкновенное удовольствие.

«А если с настроя собью? - из последних сил старалась девушка не поддаваться провокациям брата, вынужденная, за неимением более понимающего собеседника, с ним же и советоваться. - Ну вдруг он не спит, а релаксирует там или медитирует, понимаешь? А я его из этого процесса, с какой-нибудь завершающей стадии самопознания, возьму - да и вырву?»

«У-у-у, сестрёнка! Это не у него, а у тебя - завершающая стадия, токо - паранойи! – изображая высшую степень обеспокоенности, покачал головой Серёга и приложил руку к её лбу. - Вроде жара нет, а несёшь какой-то бред! Ща - разбудим!»

С этими словами он на цыпочках подкрался к машине, открыл дверь со стороны Юркиной головы, заговорщицки подмигнул Вике и, без лишних расшаркиваний, стащил с ничего не подозревающего друга наушники. Потом, посмотрев на сестру, поднял указательный палец вверх и произнёс: «Держу пари – Моцарт!», - дурашливо улыбнулся и нацепил их на себя.


«А-а-а, СКОТИНА!!! – завопил он в туже секунду, поспешив по скорее спасти свои уши от сверлящих перепонки гитарных запилов.

Вика пополам согнулась от хохота.

«Ты с ума спрыгнул!? В конец перед гонкой вывихнулся!?» - напал Сергей в неправедном гневе на Юру, глядя на него бешено округлёнными глазами, со всё ещё расширенными от шока зрачками.

«Задай этот вопрос себе! Ты чего творишь? У тебя появилась преотвратительная привычка вторгаться в личное пространство!» - не проявив ни грамма сочувствия, возмутился Юрка, рассерженный, что его, обделённый деликатностью друг, грубо прервал процесс визуализации красивого финиша и восторженный эмоциональный порыв, вызванные музыкой.

«Я же говорила, балбес!» - воскликнула Вика, бросив взгляд упрёка в сторону брата.

«Вообще-то, я тебя бужу! Старт скоро!» - оправдывался перед Юрой Серый.

«Вообще-то, я и не сплю!»

«Вообще-то, я уже понял! Это чё, мать её за ногу, за жесть такая!?» – кивнул на крякающие и повизгивающие наушники Серый.

«Ария», - ответил Юра.

«Ага, скажи ещё - «колыбельная»! Какая такая «ария» - я думал у меня перепонки лопнут и мозги из ушей потекут!?» - возмутился Серёга.

«Обыкновенная «Ария» - группа такая: вокалист – Валерий Кипелов. Скажи ещё, что, не знаешь!?», - удивился Юра.

«А-а-а, та «Ария»! – недоверчиво протянул Сергей.

«Ну да – та! Ты, видно, не слишком близко знаком с их творчеством. Есть у них одна вещь старенькая – просто «отвал башки»! Хочешь послушать?», - примирительно предложил Юра.

«Как-нибудь в другой раз…», - энергично замахал руками Серый.

Он как-то больше любил лёгкую, жизнерадостную музыку и меланхолии рока/металла категорически не переваривал, впрочем, как и классики.

Ну, ты друг даешь, не знал, что ты такой всеядный! – пытался одновременно постигнуть и принять этого «нового Юру» Серёга. - А чё она орёт-то так?»

«А-а! Да вот решил пульс разогнать перед стартом, а разминаться – лень. Вот и врубил на полную!» - не удержался от иронии Юрик.

«А что, так тоже можно?!» - наивно воскликнул Серёга, но тут же осёкся: Юра с Викой еле удерживались от смеха.

«Ну-ну! Челюсти физиомордий ваших наглых не вывихните! Лыбятся они!» - обиженно пробурчал Серёга, исподлобья смотря на друзей и сердито раздувая ноздри, впрочем, уже потихоньку похрюкивая, и сам вот-вот готовый расхохотаться.

«Ты разминаться-то будешь перед стартом?» - назидательно произнёс он, посчитав, что пора бы уже вернуть Юрика к реальности.

«А как же?», - откровенно удивился такому глупому вопросу Юра, и задиристо потрясая наушниками перед Серёгой, сказал улыбнувшись: «Даже ушам нужна разминка!»

Потом, бодро выскочив из машины, он как-то по-особому страстно поцеловал Вику, сделал пару разворотов, махов, потянутся, надел наушники и был таков...

«Сама выбирала!» - посмотрев на брата, гордо сказала счастливая Виктория.


Сказке – конец?

«Может съездим, посмотрим гонку - успеем к самому разгару? Возьмём детей – отдохнём все вместе, поддержим наших ребят!» - предложила Вероника Мирославу.

«У меня сегодня дружеский турнир по шахматам. Скоро уже пойду.» - неожиданно ответил он.

«Ты ничего не говорил об этом!»

«Сначала хотел отменить шахматы, а потом подумал и решил отменить триатлон!»

«Звучит как сарказм…»

«Или, как реальность. Сказке – конец!»


«Миро, дай возможность всё объяснить! Я не виновата перед тобой так сильно, как тебе кажется!», - попросила Вероника.

«Конечно, не виновата, Ника – сердцу не прикажешь, не правда ли? Вот только что теперь делать мне? Вести себя, как ни в чём не бывало, будто я ни о чём не догадываюсь? Я – хотел! Правда - хотел, ради детей! Но боюсь, ничего не выйдет! Не умею притворяться! Ненавижу притворства! И тебя возненавижу, если ты будешь лгать! Так что даже и не знаю – что теперь…»

В отчаянии он махнул рукой и, толком не собравшись, наскоро обулся и вышел из дома, эмоционально хлопнув дверью.

Сегодня утром Вероника прогуливалась с детьми по магазинам, когда ей позвонил Артур.

«Вероника! Не буду ходить вокруг да около, скажу прямо: я очень люблю тебя! Что мне сделать, чтобы вернуть тебя и детей? Знаю – я виноват перед вами. Прости, я был очень молод и на меня сильно давили… Но я больше не тот избалованный мальчишка… все изменилось! Теперь я – самостоятельный мужчина… Я знаю: ты не ответила на предложение своего парня. И ещё – вчера я видел твои глаза: не отрицай, что ещё любишь меня!!! Дай мне последний шанс! Обещаю – ты не пожалеешь!»

Послезавтра он улетает во Францию на Альп-дю-Эз, билеты заказаны на неё и детей.

«Я буду ждать тебя, Ника, дорогая! Жизнь моя!», - сказал он перед тем, как положить трубку.

В её глазах стояли слёзы: «Почему сейчас? Где был он все эти годы? Где был он хотя бы полгода назад – до её встречи с Мирославом?»

В расстроенных, сметённых чувствах она вернулась домой и с порога, чтобы ни секунды более не терзать свое израненное сердце сомнениями, бросилась к Мирославу и сказала, что согласна на его предложение… ОНА СДЕЛАЛА СВОЙ ВЫБОР! Но он…


Распахнув захлопнувшуюся за Мирославом дверь, Вероника в отчаянии крикнула ему вслед: «Если ты сейчас уйдёшь – больше никогда нас не увидишь! Слабак!»

Гонка

Ночью, накануне старта, Юра долго не мог уснуть. Пока Вика спала без задних ног (гонка измотала её окончательно), он все прокручивал в голове сценки и яркие пассажи минувшего дня. Одним – улыбался, другим – хмурился. Потом, опомнившись, изо всех сил старался выгнать их, и добрые, и злые, из головы и уснуть - но ощущал небывалый, издевательски несвоевременный прилив энергии!


«Вот подстава!», - проворочавшись почти до полуночи, раздражённо вскочил он с кровати и стараясь не разволноваться ещё больше, пошёл в душ.

Постояв под тёплыми струями несколько минут и выпив пассифлору - вернулся в постель. К счастью, вскоре ему удалось-таки уснуть.

Юра проспал до 5 утра. Можно было бы и ещё с пол часика подремать, но перед стартом необходимо было подкрепиться. Так, пока Вика делала бутерброды и готовила напитки, он сварил себе не хитрую овсянку на воде, сдобрил её маслом и съел с большим аппетитом среднюю порцию, стараясь не переедать.

К старту они приехали впритык - за 50 минут (хорошо, что зарегистрировался Юра заранее). Этого времени ему вполне хватило, чтобы разместить вещи в транзитной зоне, настроиться на гонку, пропитаться её атмосферой, выполнить необходимую разминку и расширить кругозор друга, познакомив его с «крышесносным» музыкальным произведением )))

До начала гонки уже оставались считанные минуты. Вика сосредоточенно выводила на щеке любимого цифру «113».

«Я сделаю это сама! У меня – счастливая рука»!» - сказала она девушке-волонтёру, и особо не спрашивая разрешения, выхватила у неё маркер.

Девушка-волонтёр укоризненно покачала головой, но понимающе промолчала и терпеливо ждала в сторонке.

«По-моему, не совсем удачный номер достался!», - поделился Юра своими переживаниями.

«Это ещё почему - не 13 же?!» - удивилась она.

«Понимаешь, 113, если перевести в километры, как раз половина от железной дистанции - как бы мне не встать на полпути!»

«Ну что за глупости ты говоришь?! Зачем переводить их в километры? Переведи, например, в поцелуи! Как тебе, 113 поцелуев сразу после гонки?», - с этими словами девушка потянулась к нему и продемонстрировала отличную технику.

«А теперь – умножь на 113!» - игриво подмигнула она повеселевшему Юрику.


В обычной жизни они не были такими уж суеверными! Во всяком случае, от черных кошек - не шарахались и через левое плечо стоящих рядом не заплёвывали. Но перед таким серьёзным стартом значение имело ВСЁ – абсолютно ВСЁ. Любая мелочь могла сбить с ног и, напротив, добрый знак свыше, полунамек, вовремя сказанное слово поддержки – придать уверенности в своих силах.

«Ну, давай, дружище! – подходя к Юре бодро произнёс Сергей, - Много говорить не буду. Скажу самое главное: кипятильник я взял – вода в озере уже подогревается!»

Юрка не сумел скрыть разочарования - не оценив шутки, он грустно взглянул на друга. Даже от Серёги он ждал чуть более проникновенного напутствия! Не вода тёплая ему нужна - слова!

«Ну чего приуныл? Шучу же! – засмеялся Серый и, положив руку на плечо друга, произнёс: «Юрка, скажу честно – я не знаю, как ты это делаешь. Таких, как ты - единицы. Но мы сегодня здесь, чтобы поддержать тебя, а если понадобится, то и подбодрить волшебным пенделем!» – последних слов Юра застеснялся и оглянулся в надежде, что их никто не слышит.

«Ну, а если серьёзно…, – продолжил Сергей, - УДАЧИ, мужик! И пусть время будет на твоей стороне!»

«Спасибо!» – поблагодарил Юра улыбнувшись, прочитав в глазах друга все то, что тот не досказал словами.

Вскоре участники старта зашли в воду. Перекличка заняла несколько секунд, после чего раздался неминуемый стартовый выстрел.


На железной и полу-железной дистанциях драфтинг, понятно дело, запрещён. По этой причине Юра не видел особого смысла гнаться за соперниками на плавательном этапе. Он всё равно не знал и половины из них, а потому изначально руководствовался другим принципом: сэкономить как можно больше сил для бега - бег был его коронным видом.

Но вышло так, что группа пловцов разделилась на три основные: группа слабых пловцов (которые плыли в слишком медленном темпе, даже для никуда не торопящегося Юры), лидеры - среди которых сплошь МС-ы и КМС-ы (за ними Юра не погнался) и группа преследования (которую не желая того, как раз и возглавил Юра). Он всегда был очень расчётлив в своих действиях на гонке, и его самолюбие нисколько не ласкал тот факт, что он – «впереди планеты всей». Напротив – раздражал.

«Надо беречь силы, а я - вот уже минут 10 тащу за собой всю группу! Необходимо уходить в ноги», - думал он и чуть замедлялся, как бы предлагая соперникам взять инициативу на себя. Но, впереди никто не хотел работать долго. В группе человек из восьми завязалась тактическая борьба, так и продолжавшаяся до конца плавательного этапа. Иногда, во время плавания, все складывается удачно и можно экономить силы, пристроившись за какой-нибудь группкой, спокойно отрабатывая на АэП. Но в этот раз Юрику пришлось изрядно понервничать, да и ритм вышел дёрганым - изводящим.

Выйдя из воды, он услышал время первой отсечки: «Слишком быстро! Из-за этой нелепой суматохи в самом начале дистанции я потерял ощущение темпа! Да ещё вода холодная, возможно из-за этого я плыл быстрее, чем предполагал!», - тут же проанализировал он и покачал головой, опасаясь, что всё это негативно скажется после.


Серёга, привыкший, в отличие от друга, радоваться быстрым секундам, заорал:

«Так держать, Юрок! Хорошее начало – пол дела откачало!» - и радостно заулюлюкал.

Юра улыбнулся непосредственности и наивности друга и, решив подыграть ему, сжал руку в кулак и потряс над головой, типа - «Знай наших!», после чего ушёл на вело-этап.

Больше всего Юра переживал за вело-этап.

180 км – не шутка, даже для него. В последние пару месяцев он закрутился на работе и немного недобрал длительных велотренировок. «Ещё бы 2-3 аэробных!» – сожалел он про себя. Тем не менее, будучи опытным спортсменом, Юра осознавал, что имел приличный стаж и накатал тысячи километров. В конечном итоге, решив, что беспокоиться о том, чего нельзя исправить - глупо, он попытался отстраниться от негативных мыслей и напомнил себе, что от процесса этого важно ещё и получать удовольствие. Задав изначально ровный темп, который по ощущениям он мог выдержать в течение нескольких часов (с поправкой на ещё более, по сравнению со вчерашним днём, усилившийся, меняющий направление ветер), Юра всецело отдался гонке.


В первые два часа он, растянувшись на лежаке, забавы ради, сконцентрировался на технике: геометрия посадки и алгебра педалирования занимали все его мысли. Состояние сердечно-сосудистой системы Юры позволяло ему выкручивать высокий каденс - между 95 и 100 оборотами. Однако, почувствовав, что жара сделала-таки свое дело и начала влиять на него негативно - снизил частоту педалирования до уверенных 85, поставив передачу потяжелее. Таким образом он успокоил пульс, хотя и чуть больше, чем хотелось бы, перегружал мышцы ног.

Серёга, визуально приметив, что Юра стал крутить не так активно, решил, что того пора подбодрить и на очередном развороте загорланил:

«Давай-давай - поднажми! Едешь не на дачу – проломи передачу!»

Юрка даже рассмеялся: «Ничего себе завернул – поэт!»

Сегодняшняя погода была подобна вчерашней, разве что воздух прогревался более стремительно (беговой этап обещал стать настоящим испытанием), да и ветер не думал стихать. Его неожиданные, дерзкие порывы, играючи переставляли велосипед с заданной траектории, оставляя «наездника» с ощущением полной беспомощности. Проходить скоростные повороты на спусках и продуваемых участках становилось крайне небезопасным.


Войдя в один из таких поворотов, Юра опрометчиво заложил вело под привычным углом, неожиданно проскользнул на нанесенном ветром песке и чуть было не упал. С великим трудом удержался он от падения, моментально среагировав и резко дёрнув руль в противоположную сторону и вверх.

Эта ситуация его встряхнула: заставила сосредоточиться и быть осторожнее. Ему вдруг вспомнился рассказ Крисси Веллингтон, как будучи феноменально одаренной спортсменкой, но достаточно неловкой - по жизни, проходя железную дистанцию, кажется на Коне, она зазевалась и улетела в кустарник за чью-то ограду. Должно быть, её соперницы не слишком по ней скучали, пока девушка выкарабкивалась из кустов, но однозначно сильно удивились, когда вся ободранная, она все же перегнала их на финише, одержав очередную яркую победу!

«Да, - думал Юра, - Спорт – это приключение, спорт – это целая история, спорт – это и счастье, и драма - одновременно! ГОНКА – это жизнь в миниатюре. Жизнь, которая протекает за короткое время и за это же короткое время открывает всю правду о человеке, обличая его. Кто он – трус или боец, герой или подлец…»


«Вот взять ту чудную троицу, - вспомнил он привлекших его внимание Артура и Веронику с Мирославом, которые всю гонку выясняли отношения. – Девушка проколола колесо и чуть было не сошла с дистанции, но в последнюю минуту ей помог тот, с кем она была далеко не в дружеских отношениях… А тот пожилой мужчина, - продолжал вспоминать Юра, - которому было уже хорошо за пятьдесят, - запыхавшийся более остальных, он упрямо выходил на смены, хотя вполне мог бы этого и не делать – никто из молодых не предъявил бы ему претензий… А Вика, моя милая, нежная девочка! Как она боролась вчера! Сколько страха испытала в воде! Но ведь не вернулась – переломила себя и справилась с паникой! А вот и вчерашняя героиня! Вся замотанная бинтами, сидит вместе с тренером и командой на обочине и болеет за тех, кто дерзнул сегодня выйти на старт… Не может быть! Она всё же приехала!!!» – удивился Юра и даже сбил свое ровное дыхание, задохнувшись от захлестнувших его эмоций восхищения и благодарности.

«Вот живем мы в нашем мире, где всё теперь измеряется деньгами и личной выгодой, - продолжал размышлять он, - и в какой-то момент становится так тяжко, так душно! Хочется сорваться и бежать-бежать от всего этого подальше! В такие минуты становится крайне необходимо увидеть проявление лучших человеческих качеств: чтобы не разочароваться в жизни, в людях окончательно; чтобы были силы идти дальше. Но где? В банке? В магазине? Во дворе? На работе? В интернете? В современном фильме? Где эти благородные порывы, красивые поступки, проявления доброты, настоящая дружба, чистая любовь?


Годами ищешь их и думаешь – только бы не свихнуться! И вдруг кто-то из знакомых «втягивает» тебя в безумную авантюру: предлагает купить дорогущий велосипед, познакомиться с бассейном и кролем и вот через полгода ты уже готовый спортсмен и на правах оного попадаешь на гонку. На маленькую такую гонку…, в каком-нибудь небольшом городишке… И что же? Вдруг жизнь заиграла яркими, радостными эмоциями! Вот оно – то волшебное место, где люди становятся лучше и добрее, где помогают друг другу - БЕСПЛАТНО! Вот куда снова и снова будет тянуть меня магнитом! Вот, где я черпаю энергию и силы, чтобы идти дальше по этому странному современному мироустройству и верить в то, что это лишь временное помутнение рассудка, обычный недуг, который напал на всех нас, но с которым мы обязательно справимся в скором будущем!!!»

«Спорт - для богатых! Спорт – для богатых!», - то и дело слышит он от общающихся между собой успешных бизнесменов.


«Да в своем ли вы уме, люди?!, - так и хочется спросить у них, - С каких это пор? И кто вам внушил такие глупости?!»

«Спорт – для смелых, спорт – для дерзких и отважных, спорт – для неравнодушных, азартных и увлеченных людей! Спорт – для несчастных. Спорт – для одиноких. Спорт – путь для потерянных. Свет – для слепых. Спорт для тех, кому есть что сказать и за что бороться. Черт возьми, спорт – для талантливых и влюбленных в него людей! Ну и конечно - для богатых, но только не потому, что они - богатые. Этого мало, чтобы стать спортсменом! Как раз спорт и есть то самое место в нашем мире, тот самый островок надежды, где можно чего-то добиться, даже не имея этого самого пресловутого богатства! Деньги должны быть - не условием, а следствием успехов в спорте. А успехов в спорте на мировом уровне могут добиться лишь не многие одаренные личности. И именно таких ребят и девчат нужно искать повсеместно в школах, всячески помогать и развивать на государственном уровне, а не ставить им препоны на пути к достижению цели, к занятиям спортом…»

«Если же рассматривать спорт в разрезе пропаганды здорового образа жизни, - продолжал Юра разговор с умным человеком (самим собой))), - так здесь тема денег и вовсе не уместна! Невероятно лицемерно вкладывать огромные суммы на борьбу с наркотиками, табакокурением и алкоголизмом, принимать бесполезные законы по увеличению их стоимости, вместо того, чтобы просто пропагандировать спорт и внедрять его в широкие массы. Понятно дело: первое – средство моментальной наживы на идиотах, а второе – вложение с не столь очевидной выгодой, требующее терпения, любви к своей Родине, к людям и высокой степени нравственной чистоплотности! Но всё окупится! Обязательно окупится, если цель – здоровая нация и счастливое поколение! Если сердцами движет – любовь!»


«Необходимо сделать спорт модным и доступным. Необходимо поощрять людей и, в особенности, детей, занимающихся спортом. В школе, вместо обычных уроков физкультуры, куда разумнее было бы ввести несколько спортивных дисциплин, чтобы каждый смог выбрать то, что ему по душе! А занимаясь любимым спортом, дети делали бы успехи, после чего можно было отбирать наиболее способных и предлагать им дальнейшее развитие уже на более серьёзном уровне. А то, сколько потенциальных спортивных звезд так и не расцветают!? У них даже возможности себя проявить нет, если только они не живут в Москве, Санкт-Петербурге или другом мега-центре! Сколько Болтов, Тайсонов, Рено Лавиллени, Маккарайнен у нас «не сбылись»!? Да мы самая большая страна в мире и если бы могли правильно распорядиться человеческим ресурсом – нам бы не было равных!!! (ну, разве что в марафоне 😉). И покупать не нужно было бы никого перед Олимпиадой – потому, как это тоже – лицемерие. Предоставлять «убежище» несправедливо выброшенному, как Виктору Ану – ДА! Покупать, менять гражданство, только, чтобы выиграть любой ценой – НЕТ!

«Подобный подход к развитию спорта в школах – более осмысленный. Это лучше, чем заставлять неподготовленных ребят преодолевать кроссы в темпе, к которому их организмы зачастую не готовы, только, чтобы сдать зачёт. Таким образом мы прививаем им лишь стойкую ненависть к физкультуре! А если не сдашь зачёт, что тогда тебе наградой за пройденное испытание? Ответ – унижение! (в добавок к тошноте, головокружению и отваливающемуся от боли боку). Так-то! Подобные, физически-слаборазвитые дети, часто становятся объектом для насмешек и издёвок тех удальцов, кто посещает спортивные секции внеурочно. Это их территория! А уж как их («слабаков») не жалуют сами учителя физкультуры – известно только им самим… А вот представьте, если бы этот «слабак» увлёкся, скажем, стрельбой из лука или шахматами, да ещё и делал там успехи? И это бы автоматически поднимало его статус в школе, в городе?..»

Так и пролетел для Юры вело-этап.


«Опять быстрее, чем планировал, прошёл! - Подумал он, бросив взгляд на часы - Эмоции, что ли захлестнули ото всех этих мыслей?», - но почему-то в этот раз не стал себя ругать. – Надоела калькуляция и бухгалтерия! Не хочу я, хотя бы сегодня - не хочу, дозировать усилия пипеткой! Я – в гонке! Я дышу полной грудью! Я – влюблён! Моё сердце бьётся чаще! У меня есть цель, есть мечта – и сегодня я хочу бежать к ней, а - не ползти!!!»

«Юра!», - окликнула его перед беговым этапом Виктория и, лучезарно улыбнувшись, послала воздушный поцелуй.

Юра подмигнул ей и, на секунду задержавшись после транзитки, подбежал и подарил самый настоящий поцелуй в губы, пусть и мимолётный.


«Беги, давай, герой-любовник! - на корню пресек их любовные игры Серёга. - Добеги сначала – потом будете фигнёй страдать!»

«Могу себе позволить!» - хвастливо повертев часами, крикнул выглядевший невероятно счастливым Юрка.

«Это что, доченька, тренер его такой строгий?», - вмешавшись в их диалог, спросила у Вероники согнувшаяся в три погибели бабка, видимо из местных аборигенов.

«Да, да – тренер», - соврала Вероника, - «Представляете, не даёт нам встречаться, губит любовь! Все повторяет: «Первым делом - тренировки, ну а девушки – потом!», - еле сдерживая смех, на ходу выдумывала она, навлекая на изумлённого брата нешуточный гнев любопытной старухи.

Серёга изо всех сил способствовавший благополучному развитию их с Юрой отношений, на секунду даже дар речи потерял.

«А ну-ка иди сюда, нахалка!», - схватил он её, закинул на плечо и, не обращая внимания на её визги и сопротивления, понёс к озеру.


«Щас ты у меня получишь! Тебя в детстве не учили, что врать – не хорошо, а задирать тех, кто сильнее – не безопасно! Я – очень строгий тренер! – вошёл в роль Серёга, - Так что готовься переплывать озеро - в знак наказания!»

И кинув её в воду, стражем встал у берега, не давая выйти: «Давай ка, охлади свой пыл, а то уж больно бодрая!»

«Да прости ты её, милой! Вода уж больно студёная!», - в бессилии заохала бабка, будто не слышала хохота Виктории.

Побарахтавшись с минуту и поняв, что брат не шутит, девушка поплыла на близлежащий, метрах в ста пятидесяти, берег, надеясь, что этого хватит, чтобы искупить вину.

Для сопровождения Юры на беговом этапе, Виктория время от времени забирала у Лены велосипед – самый простой, прогулочный, но зато с большой корзинкой. Корзинку она под завязку забивала охлажденной водой, гелями, колой и изотоником.


Чтобы хоть как-то облегчить Юре прохождение дистанции, на этом велосипеде, с маленькими колёсами и одной-единственной передачей, она покрыла немалое расстояние, совершенно выбившись из сил и недоумевая, как сможет Юра столько пробежать.

Девушка очень волновалась за своего возлюбленного. Несмотря на то, что он был невероятно сильным и тренированным мужчиной, она видела, как ему сейчас тяжело!

«Как же сложно быть болельщиком!», - подумала Вика и подъехав к Юре спросила:

«Полить?»

«Ага, - ответил он не своим голосом. - Жара невозможная!»


Вика вылила ему на голову целую бутыль холодной воды. Не зная, чем ещё помочь любимому, она смочила холодной водой губку и протянула Юре.

«Возьми и положи в область сердца!» - строго скомандовала она.

Юре это было как-то непривычно, и он отрицательно мотнул головой.

«Да вспомни ты Криса Маккормака! Помнишь, мы смотрели гонку в Коне и он, чтобы хоть как-то справиться с жарой…»

Не дослушав её, не желая расстраивать, а может - тратить силы на споры, Юра сдался и протянул руку за губкой. Засунув её за стартовый костюм и пробежав немного, к своему удивлению осознал: это оказалось весьма эффективным!

«Спасибо!» - мысленно поблагодарил он Вику.

Серёга тоже был готов завсегда помочь другу: пригнав свой вызывающе-красный форд к дороге, где проходил беговой этап, и расположив его так, чтобы автомобиль бросался в глаза, он, позаимствовав у волонтёров маркер и написал объявление:

«Довезу до финиша за 100 р. Юру – за 1000. Девчонок – бесплатно!»


После чего, достав из машины предусмотрительно взятый из дома шезлонг, удобно развалился в нем в одних плавках и продолжил болеть с удобствами, одновременно принимая солнечные ванны.

«Ничего себе ты расслабился!», - упрекнула его Вика, которая накрутила за сегодняшний день на Ленином велосипеде не меньше 15 километров и чувствовала себя измученной. К тому же у неё сильно болели стопы после вчерашней поездки на вело без обуви.

«Так это ж рехнуться можно, стоять на ногах 9 с половиной часов, пока Юрик, видите ли, преодолевает там свой Ironman.»

«Ну, конечно, тебе – тяжелее всех!», - расхохоталась его наглости Виктория.


Но она явно поторопилась с обвинениями в безделии. Серёга был раздосадован, когда, придя сегодня на гонку, обнаружил полное отсутствие праздничной атмосферы. С утра он целый час возмущался по этому поводу, лично высказал организаторам то, что те в корне не правы, после чего взял ситуацию в свои руки и, открыв двери авто, врубил на всю мощь магнитолу и стал веселить публику весьма своеобразной музыкой. Так что Вика однозначно погорячилась! Если бы ни Серёга – все бы сдохли здесь от тоски! Сегодня он не только - болельщик, но ещё и ди-джей, а когда хит особенно цепляет – танцор!

«О! Мой любимый хит! Джага-джага!» - крикнул он Вике и вскочив с места, начал выписывать бёдрами бесстыдные параболы и размахивать во все стороны ручищами под Запрещённых Барабанщиков, не забывая одаривать улыбками и откровенными взглядами сегодняшнюю немногочисленную публику, так удачно сплошь состоящую из дам. Ввиду того, что их мужчины сейчас сражались на дистанции, оставляя там последние силы, Серёга абсолютно безбоязненно, если ни сказать – безнаказанно, развлекался, позволяя себе неслыханные вольности!


«Как по мне, так эта самая «скромность» делает человека скучным, а не сильным!», - парировал он, продолжая в том же духе и уже «подкатывая» к стоящей неподалёку, добродушно улыбающейся их с сестрой диалогу, миниатюрной брюнетке.

Конечно, Серёга вовсе не забыл, что у него есть Лена. Но ведь нет ничего такого, если он немного пообщается с девушкой – просто пообщается! Ну, может, немного позаигрывает – что такого? Ему было важно время от времени убеждаться в том, что он – в форме и все ещё способен заинтересовать противоположный пол. Тем более, что эта брюнетка, в шёлковыми по пояс волосами, с утончёнными чертами лица и белоснежной кожей, напоминающая хрупкую фарфоровую статуэтку, - вообще была не в его вкусе!

«Здравствуйте! За кого болеете?» - спросил он у неё.

«За «человека со шрамом»! – гордо сказала она.

«Я такого не знаю, - признался Сергей, - Настоящего мужчину шрамы только украшают, да?»

«Согласна с Вами на все 100!» - ответила девушка.

«Чем по жизни занимаетесь?»

«Торакотомия.» - кратко ответила она..

«Это увлечение или работа?» - кое-как справившись с отвисшей челюстью, поинтересовался Сергей.

«Работа, конечно! Но без увлечения там делать нечего – просто не выдержишь нагрузки, как психологической, так и физической!», - поделилась она.

«Ну да, ну да – всё, как в спорте! Ну ладно, не буду мешать!», - сказал он и поспешил ретироваться.

«Хм! Странная особа! Бррр! ТАРАКАНО-АНАТОМИЯ!!! Ужас какой-то!» - брезгливо подумал Серёга, не знакомый с хирургической терминологией и специализациями. Его воображение рисовало картинки из фильма ужасов, как эта премиленькая брюнетка одевает белый халат, резиновые перчатки берёт пинцет и… начинает отрывать ножки тараканам, потом – скальпель и… - резать мерзким тварям брюшки! - Ещё и «человек со шрамом»… Наверное там и познакомились – бррр! Да ну их! Извращенцы!» - его игривое настроение как коровьим языком слизало, да какое там языком… – прямо коровьей лепёшкой прибило! Одно хорошо, теперь он точно знал: «Ленка моя – Лучшая!»

Тем временем Юра пробежал очередной круг и искал глазами Вику.

«О – чудо!» - подумал он. - На горизонте снова появилась моя добрая фея с целой корзиной полезных вещей и живой водой!»


«Дай колы», - произнёс он, когда поравнялся с ней, и протянул руку. В этот раз он выглядел намного хуже, чем на предыдущем круге. Вика забеспокоилась.

«Ты как?», - задала она глупый, но такой важный для неё вопрос.

«Уже намного лучше!», - сделав несколько глотков охлажденной колы, сказал он.

Вика повторила заново все охлаждающие процедуры с обливаниями и губкой и отдала велосипед Лене, чтобы та могла продолжать съёмку с разных точек.

Увидев пробегающего мимо друга, Серёга встал с шезлонга и пробежав с ним несколько метров, предложил:

«Дружище, у меня в машине, специально для таких случаев, кроссовки с пружинками припрятаны. Может переобуешься по быстренькому?»


Обычно веселые и не стандартные шутки Серёги по ходу гонки веселили Юру, но в этот раз его так прибило жарой, что он не то что улыбаться, даже спокойно переносить их не мог.

«Сам одень!», - раздраженно буркнул он.

Серёга замедлился, почесал затылок и, озадаченный, вернулся в свою вип-ложу.

Ещё через полчаса Вика, подъехав к Юре, предложила гель с кофеином.

«Не, - мотнул он головой – рано еще. С кофеином дашь мне километров за семь до завершения дистанции, окей? Сейчас – нельзя!»

«Ладно, ладно – я поняла! Не разговаривай много! Не сбивай дыхание!» – ответила она, протянула изотоник и с ноющим сердцем отпустила его на очередной круг.


Оставив за плечами уже ощутимо более половины беговой дистанции, Юра тем не менее, не был ни в чём уверен. Его психическое состояние было таковым, что становилось на всё плевать и хотелось со всем этим поскорее покончить. Его губы были сухими, тело – солёным от пота, кожа – горела. По ощущениям он больше походил не на человека, а на вяленую воблу. В такое ужасное состояние по ходу гонки он не загонял себя НИКОГДА!


«Самое время остановиться!» - авторитетно заявлял ему здравый смысл.

«Сделай невозможное! Не ради себя – ради Вики!» - уговаривало его влюблённое сердце.

«А нафига это нужно Вике – кусок дохлой солёной воблы? Ещё и выхаживать тебя после этого не один день!» - снова издевался здравый смысл.

И Юрка вдруг перешёл на шаг. С минуту он уже шёл пешком, пытаясь выдумать внятное оправдание перед близкими – почему он сошёл.

Серёгина Ленка, проезжая мимо, сунула в его искажённое от усталости и боли лицо камеру, после чего дежурно, во всяком случае, так ему показалось, проголосила: «Давай – давай, терпи!» и испарилась.

«Наверное, кадр получился – что надо!» - злобно подумал Юрка и на глаза выступили слёзы обиды.


Пробегая мимо, его похлопал по плечу человек со шрамом: «Терпи до пункта питания, там ледяные бусы девчонки придумали, оденешь на шею – легче будет!»

«Спасибо, брат!!!» - горячо поблагодарил его Юрка и ещё больше, расчувствовавшись, прослезился.

«А вот хрен вам! Возьму – и не сойду!» - решил он и с огромным трудом пытаясь «подобрать» хоть сколь-нибудь приемлемую «передачу», засеменил ногами и пошёл работать в тягун.

Это маленькая победа, потому что, несмотря на все «против» - он снова бежал! Однако, вот уже километр с лишним впереди его надоедливо мельтешил и подпрыгивал силуэт такого же «мученика», как и он сам.

«Боже! Какая уродливая техника бега!!! Уж я-то всяко смогу его обогнать - дело чести!» - подумал Юра, не узнавая себя и укоряя за подобные язвительные мысли.

Но этот упрямец, раскачивающий корпусом и выписывающий кистями рук какие-то детские каляки-маляки, с позволения сказать, – бегун, никак не поддавался Юрику. Несколько раз Юра его накатывал и даже обгонял, но в конечном итоге, хрипя, рыча и некультурно отрыгивая воздух, тот взял над ним верх.

Сергей, наблюдая этот драматический для друга момент, понимал, что просто обязан его поддержать, сказать что-то правильное и особенное! Но, не успев, как следует, всё продумать, ляпнул такую ерунду, что потом сам готов был откусить себе язык.

«Ну не обогнал – так хоть согрелся!» - крикнул он, чуть не теряющему от жары сознание, пытающемуся пристроить на груди непослушными руками скользкие ледяные бусы, Юрке.

«Чтоб тебе так замерзнуть!» - огрызнулся Юрка на Серого, отомстив, заодно, и за Лену.

«Держись, Юра! Это всего лишь проигранная битва, но не война!», - вдруг возникнув из неоткуда и словно прочитав его мысли, реабилитировалась Серёгина жена.

«Спасибо!» - собравшись с силами, сказал он, тут же всё всем простив.

Где-то в глубине души Юра осознавал, что его друзья по правде о нём беспокоятся. А вся эта его чрезмерная обидчивость и раздражение вызваны запредельным, нечеловеческим, адским напряжением и усталостью!

«Только бы не было стены, только бы не было стены!», - заклинал он, взывая ко всем существующим и несуществующим богам, заходя на тридцать пятый километр дистанции. - Как-то совсем невыносимо сегодня – только бы не встать!»


«А вот и Тори» – разглядел он её фигурку впереди, вытирая ядовитый пот, всё более разъедающий глаза.

Вика ещё раз облила его холодной водой и протянула гель с гуараной. Юра проглотил гель, хлебнул воды – как раз за пол часа до завершения дистанции.

Уж Юра знал, на своем горьком опыте испытал: употребить гель на основе кофеина или гуараны слишком рано – большая ошибка. Доза кофеина - встряска для организма. Кофеин заставляет мобилизовать все силы. Но действие его имеет особенность заканчиваться, после чего ощущаешь полное бессилие. И лучше, чтобы это «бессилие» наступило вблизи или после финиша. Потому, самое оптимальное употребить гель за 25-30 минут до долгожданного финишного створа.

Минут через пять-семь Юрику заметно полегчало. Ноги, наконец, включились. Почувствовав близость завершения гонки – он воспрял духом и даже рискнул слегка прибавить в темпе. Риск окупился – через несколько минут он нагнал своего обидчика и наглядно объяснил ему, что техника – имеет значение!

Оглянувшись в победном движении, продемонстрировав на пике воодушевления завидную пластику для человека, завершающего 221-й километр, он, тем не менее, увидел не то, что ожидал: мужчина, лет на 8 старше его, улыбнулся и поздравил соперника, подняв вверх большой палец!

Этот жест быстро вправил Юрке мозги и проделав моментальную работу над ошибками, проведя беспощадный самоанализ, он, скинув с себя спесь, на секунду притормозил, протянул мужчине для пожатия руку и сказал: «Спасибо за борьбу!»

Стены перед Юриком, к его огромному облегчению, не возникло. Но последние 2 километра показались ему совершенно бесконечными. Он уже не чувствовал ног и переставлял их усилием воли, как-то неловко приземляясь. На глазах – пелена, лёгкие сдавило, жара – убивала! Солнце палило нещадно. Юра старался использовать скупую тень от невысоких деревьев вдоль дороги.

Вика сильно помогла своими охлаждающими процедурами. Надо признаться – так повезло далеко не всем участникам железной дистанции – пунктов питания бывает недостаточно.

Не поверив своим глазам, что перед ним замаячил финиш, Юрик не спешил радоваться, предположив, что вполне возможно – это галлюцинация. Мысли и цифры в его голове начали путаться. Он вдруг начал выдумывать, что ошибся в кругах, что он только думал о 35-м километре, а не преодолевал его, но потом все-таки ещё раз взглянул на часы, сконцентрировался и понял, что цифры не врут и уже можно расслабиться – финиш через 300 метров!

Не найдя в себе сил ни на какой финишный спурт, он так и доковылял в том же темпе на деревянных ногах, стараясь, чтобы это выглядело, как можно менее уродливо со стороны.

Бег всегда был его сильной стороной, но сегодня что-то пошло не так. Может с возрастом он стал хуже переносить жару, может не так разложился по дистанции, может мало отдохнул перед гонкой – всю неделю мотался туда-сюда по делам, плохо выспался, а может перенервничал вчера за Вику, много времени провел на ногах накануне… Но сегодня бег не вышел - и точка!

Вика встречала его на финише с заранее заготовленным и красочно разрисованным плакатом…

Без всякой радости он пересек финишную черту, ничего не видя вокруг себя, прошёл на подкашивающихся ногах метров пять вперёд и рухнул без сил в траву.


Испуганная Виктория бросила в сторону плакат и кинулась к Юре.

«Юрочка! Ты как? - склонилась над ним Вика. - Пить будешь?»

Юра лежал некоторое время неподвижно в полубессознательном состоянии. Все, что происходило вокруг казалось ему – не реальным.

«Юра, Юрочка! Может врача?» – чуть не со слезами на глазах пыталась «достучаться» до него Вика.

Тут подбежал Серёга и довольно грубо пнул Юру в бок.

Юрка лишь поморщился.

«А ну подымайся! Хватит тут мне сестру пугать! Разлегся, понимаешь ли…Иди ополоснись – легче будет!»

Но, увидев, что Юрику и правда скверно, тут же засуетился: «Прости дружище, ща все будет…, - и заорал: «ВРАЧА-а-а!!!»


«Да не надо! – зашевелился Юра. - Помоги лучше подняться! - и добавил, посмотрев на свою любимую, на все 100% справившуюся сегодня с ролью ассистентки в этом нелёгком предприятии: «Тори, извини – спасибо за всё! Без шуток, я - Ironman - только благодаря тебе! А это что?», - кивнул он на лежащий рядом свёрток.

«Это – для тебя!», - заулыбалась Вика и вскочив, развернула ватман.

«Да-а-а! Не такой уж я и железный, скорее - ватный! Друзья мои, вы не поторопились с поздравлениями?», - с иронизировал он над самим собой, пока с трудом справляясь с дрожью в ногах и оттого, всем весом опираясь на хрупкую Вику, пытался стоять ровно. Но тут же ожил и заулыбался, прочитав надпись: «Ты – железный человек, но я люблю тебя за твое нежное сердце!!!» Это было её первое признание в любви!


На всякий случай Серёга с Викой показали Юру врачу.

«Перегрев, сильное переутомление. Обезвоживание. Показан отдых» – был ответ.

Дали глюкозо-солевой раствор, посоветовали охладить организм, искупнувшись в озере, и полежать с холодной тряпкой на лбу.

«Да я ничего, сейчас отойду. Ополоснусь, попью холодненького… Ох, и жарко было сегодня…» - все лепетал он.

Навзничь упав в воду, не чувствуя её холода, почти не двигаясь некоторое время, Юрик изображал морскую звезду.

Выйдя из воды, он почувствовал себя несравненно лучше.

«Ты хоть на табло глянул?», - нетерпеливо спросил его Серёга.

«Не-а! Я и часы-то забыл выключить, ну-ка дай-ка я их выключу!» - как-то несвязно и отвлечённо сказал ничего никогда не забывающий Юрик и высвободив руки, от всё ещё удерживающих его на всякий случай помощников, всё жал на кнопку, злясь и не в силах справиться с ней.

«Ну и что там на табло? – наконец плюнув на тугую кнопку, спросил он, - Совсем все кисло, да? Я планировал 20 минут снять со своего прежнего результата, но в сегодняшних условиях…», - сказал Юрик, грустно покачав головой.

«Ну, 20- ни 20, но 13 минут – снял! На 13, мать их, минут быстрее ты прошёл эту грёбаную железку, дружище!!!», - с горящими глазами прокричал ему новость Серёга, кое-как дождавшись, когда же его друг хоть немного придёт в себя и будет способен адекватно воспринимать действительность.

Юрка остановился, посмотрел на Серёгу и заулыбался: «А ты не ошибаешься?»

«Да точно тебе говорю! Мы все видели!»

«За 9-32, Юр! Серёга прав – мы всё подсчитали!», - подтвердила, улыбаясь, Вика.

«Во я вдарил! Не удивительно, что мне было так хр…ново!», - выругался на радостях скромный и интеллигентный Юрчик и, растрогавшись, обнял самых близких ему людей.

Всё в той же беседке на берегу озера они отпраздновали первое место Юры. Серёжа приготовил великолепный шашлык, а Леночка – чудесные салаты.

«Я поняла, что означала цифра «113»!», - неожиданно для всех вскрикнула Вика: 1-е место и на 13 секунд быстрее – вот такая счастливая формула «113»!».

«Предлагаю выпить за удачное начало и благоприятное продолжение сезона!», - предложил Серёга и принёс бутылочку дорогого красного полусухого вина.

«Смотри, - обратился к Сергею Юра, кивнув в сторону прогуливающейся недалеко от них парочки, - «Человек со шрамом» и его спасительница!»

«Чё!? Спасительница?» - удивился Серёга всему сразу: и тому, что эти «ненормальные» оказывается ещё и известные, уважаемые личности и тому, что эта фарфоровая куколка со странными наклонностями смогла кого-то спасти.

«Не знаешь этой романтичной истории? – удивился Юра. – Этот парень был отличным триатлетом, железным человеком (за 9 – 20 между прочим!). Потом авария и тяжелейшая операция. Операцию делала она. Ну она, как ты уже, наверное, понял, торакальный хирург…»

«Как это, таракальный?» - совершенно сбитый с толку, в очередной раз, по незнанию, исковеркав слово, поинтересовался Серёга.

«Ну, вскрывает грудную клетку…» - бегло пояснил всезнающий Юрчик и продолжил историю:

«Так они познакомились. Она его выходила, вернула не только к жизни, но и к спорту! Теперь они вместе. Шрам у него – на всю грудь! Из-за стартового костюма не видно, а я как-то имел возможность наблюдать! – с трепетом в голосе произнес Юра. – Случилось это года три назад и с тех пор он только сейчас смог одолеть железную дистанцию вновь. Он всех нас превзошёл! Понимаешь, Серый, этот человек - дважды железный! Так-то!»

Серёга стыдливо молчал. Впервые в жизни ему было настолько стыдно за свое невежество. Юрка не стал его донимать, решив, что вполне естественно потерять дар речи от такой истории. Что тут комментировать – и так всё ясно!

Остаток вечера друзья провели за приятной беседой. Они без умолку обсуждали события этих двух дней. Все, что во время гонки казалось страшным, трудным, невозможным, стыдным или ошибочным, теперь являлось поводом для улыбок или смеха, а иногда - восхищения. С воодушевлением они обсуждали свои спортивные планы и мечты, желая испытать эти потрясающие эмоции вновь!

Дружеский совет

Мирослав не пошёл ни на какой дружеский турнир по шахматам. Всё о чём он мог сейчас думать – предательство Вероники. И пусть это было слишком сказано, но в эту секунду он воспринимал ситуацию и её поступок именно так.

Спустившись к машине, он достал из багажника замаскированный в пакеты костюм рыцаря и понёс его обратно другу, жившему этажом ниже, у которого и одолжил на днях сей оригинальный реквизит для тщательно продуманного, сказочно красивого и романтичного предложения руки и сердца своей любимой.

«Держи, спасибо!» - насупившись, протянул он увесистый сверток.

«Судя по кислому выражению твоего лица, прошло – не очень!» - без обиняков высказал тот свою догадку.

«Это мягко сказано!»

«Отказала?»

«Да нет – согласилась! Но ты бы видел - «как»! Там из прошлого тип один объявился…» - махнул рукой Мирослав, не став договаривать.

«Лучше бы она тебе отказала!» - ответил друг.

«Ну да, наверное – лучше!»

«Нет, ты не понял – я имею в виду, что правильно сделала бы, если бы отказала! Какого хрена ты нюни, как баба распустил? Думаешь ей девка рядом с собой нужна? Мужик ты или кто? Смотреть противно!»

Мирослава моментально отрезвила взбучка его до жути брутального друга. В силу разницы характеров они далеко не всегда находили общий язык, но многолетняя дружба была подспорьем в их отношениях. Мирослав доверял Фёдору и научился не обижаться.

«Я должен бороться за неё! Должен показать, что сильный, что могу их защитить, что на меня можно положиться! Она сказала: «Да», она никуда не ушла, напротив – старалась помириться… Она выбрала меня! Из нас двоих - ОНА ВЫБРАЛА МЕНЯ! Ну и что же мне ещё надо?» - спрашивал себя Мирослав, стоя на прокуренной лестничной площадке их многоэтажного дома, собираясь с духом, выслушивал советы Фёдора, отпускаемые между затяжками. В выражениях тот не стеснялся, щедро насыщая фразы крепким словцом, безуспешно фильтруемые лишь сигаретным дымом.

В это время Вероника обдумывала свою дальнейшую судьбу. Мирослав ушёл, несмотря на её предупреждение – значит и ей пора. Возможно, он вообще не хочет возвращаться домой, пока она с детьми ещё здесь. Нужно срочно собрать всё необходимое и идти к матери. Младший брат Мирослава ушёл на тренировку – это отчасти облегчало и без того сложную ситуацию: Мирослав сам ему всё объяснит. Они жили в соседних домах: «Чёрт! Дети будут постоянно встречаться! Как бы не возникло вражды! Что же делать?!» - мелькнула у неё в голове тягостная мысль.


Тем не менее уезжать с Артуром Вероника не собиралась – она не простила. «В одну реку не войдёшь дважды… Слишком поздно!» - решила девушка. Ей было жаль и его, и себя, и их несбывшихся надежд. Она все ещё любила его - непонятной ей самой любовью. Он будто бы навечно занял уголок в её сердце. Оттого ей было больно, по той же причине Ника желала ему только счастья, но сама уже никогда не доверилась бы ему вновь.

Что касается Мирослава – с каждым днём он становился ей роднее. Ему она доверяла. С ним она забывала об Артуре. Он и был её иммунитетом от любви к нему. Временное помутнение, всхлынувшие чувства, захлестнувшие воспоминания – её любовь к Артуру вчера вспыхнула в предсмертной агонии, чтобы исчезнуть уже навсегда.

Но, кажется Мирослав, в отличие от Артура, не собирался за неё бороться. Он слишком быстро сдался – так чего же стоит его любовь?

«Что ж, прощай, Миро!» - прошептала Вероника и начала собираться.

Через полчаса в дверь позвонили.

Вероника сильно заволновалась. Она почти смирилась с тем, что уходит, но выяснять отношения не хотела – было слишком тяжело. Ника надеялась уйти до прихода Мирослава.

В дверь позвонили ещё раз – долго и настойчиво. Дети были увлечены просмотром мультфильма и из своей комнаты даже носа ни казали.

Ника поторопилась открыть.

Перед ней, пригнув колено, стоял рыцарь в доспехах, в котором она в изумлении признала Мирослава.


Рассыпав у ног ошеломлённой Вероники ворох алых роз, он протянул ей небольшую красную шкатулку в форме сердца и произнёс:

«Возьми мое сердце, и сама реши,

что с ним делать – всё равно оно принадлежит тебе!»

«О, рыцарь мой! Решила я, что испугался ты невзгод!

Что недостаточно в душе любви, чтобы за нас сразиться!»

«О, что за вздор, моя принцесса, ты несёшь!

Очнись! Теперь я вверил в твои руки свое сердце –

Тем самым стал я более неуязвим!

Скажи – кто враг? Тот час лишится чести и главы он!»

«Пожалуй, что и нет у нас с тобой врагов,

Коль сами мы не станем ими друг для друга!

На предложение «сердца и руки» твое – даю ответ:

«Согласна я! Прими - коль любишь!»


Жуткая стихотворная импровизация, навеянная вдохновением под влиянием момента, кое-как зарифмованная, не сделала им чести, как поэтам. Но кому было до этого дело?

Их безудержный хохот на весь подъезд заставил соседей повыглядывать из квартир.

Счастливый Мирослав, спеша исчезнуть с линии обстрела их любопытных взглядов, с решимостью победителя подхватил Веронику на руки и занёс в дом, громко хлопнув дверью!


The End


P.S.

Спустя два месяца…

«Парень я далеко не стеснительный, но вот конкретно сейчас мне как-то не по себе! - опрокинув третью по счёту стопку коньяка, разоткровенничался обычно немногословный Фёдор. – Куда я попал?! Никто не пьёт, не курит - и все едят бананы!»


Компания дружелюбно рассмеялась.

«У Вас проблемы психологического плана. Это – конформизм. В Вашем конкретном случае – ТРИАТЛОННЫЙ КОНФОРМИЗМ!» - с видом большого знатока в области психологии выпендрилась Лерка.

Эта несносная девчонка-энерджайзер уже не в первый раз за сегодняшний вечер задирала Фёдора.

«Больно умная для своих лет – состариться раньше времени не боишься?», - пробурчал он.

«Так и скажите, что вы не знаете, что это такое!», - разошлась она, но, когда он бросил на неё грозный взгляд – неожиданно осеклась и зарделась.

Глядя на нахмуренного, огромного - под два метра ростом - Фёдора, она вдруг осознала, что со стороны они выглядят, как слон и Моська.

«Лера, хватит! Ты находишься в компании взрослых людей – веди себя скромнее!», - приструнила её Майя.

«Спасибо, конечно, но я в защите не нуждаюсь!», - прогремел Фёдор, в очередной раз украдкой взглянув на Майю.

«Лерка, хватит задираться! Лучше поясни нам, невеждам, что это за «морепродукт» такой и с чем его едят?», - попросил забияку, отлично ладивший с ней Мирослав.

Лера засмеялась и, слегка смущаясь, начала довольно сбивчиво объяснять сложное для себя понятие, сопровождая пояснение выразительной мимикой, неистовой жестикуляцией и чередуя замысловатые термины со словами-паразитами: «Да я сама случайно узнала… После того моего нелепого падения на гонке, ну помнишь, Миро, где вы с моей мамой познакомились (Мирослав кивнул), я полторы недели не могла тренироваться, и все каналы пересмотрела от нефиг делать…»

«Ну и…», - «подтолкнул» её Мирослав.

«Ну и как-то раз на National Geographic наткнулась. Там передача была, про этот конформизм. В общем, это типа, как один человек может чувствовать себя неловко, если находится среди людей, у которых заведён иной порядок, уклад жизни, правила, ну или которые выражают всеобщее, отличное от твоего мнение… В общем, понимаете, социум так устроен, что ему на подсознательном уровне комфортнее, когда он наименьшим образом отличается от большинства. Из-за этого мы сближаемся с людьми, сходными с нами по взглядам, там, интересам… Это, вроде как, на генетическом уровне заложилось ещё с тех времён, когда человек мало чем от обезьяны отличался – в том жестоком мире в одиночку было не выжить и нужно было приспосабливаться к большинству, не отбиваться от стаи, так сказать… Ну а в наше время, даже если ты весь такой из себя крутой и, типа, волк-одиночка (кинула она настороженный взгляд на Фёдора, опасаясь, не ляпнула ли ненароком чего-то обидного для его гордой натуры), всё равно мнение большинства будет воздействовать на тебя. Так что дяде Феде будет куда комфортнее с нами, спортсменами, если он бросит курить, засунет в задний карман своих брюк вместо Петра I - витамины и займётся триатлоном!» - эмоционально заключила она и скорчив невинную гримасу, примирительно протянула ему банан.


Компания снова расхохоталась. Даже Фёдор заулыбался, приняв дар.

«Ну как, Федя, слабО бросить курить и заняться Триатлоном?», - всё ещё смеясь, спросила у него Вероника.

«А что, не хотите попробовать? Уж если я смогла – у Вас точно получится!», - вдруг сказала молчавшая весь вечер Майя. Её глаза загорелись огнём азарта...

Прекрасный вечер в тёплой компании подошёл к своему логическому завершению.

Майя уже садилась в такси, когда из подъезда выбежал Фёдор.

«Слишком хорошая погода, чтобы ездить на такси. Я провожу Вас!»

«Я не слишком общительная, простите! Из меня плохой собеседник!»

«Отлично! Я тем более – не болтлив!» - с этими словами он уверенно взял её за руку и сунув 500 рублёвую купюру водителю, махнул на него, мол «поезжай», и даже не обернулся, когда тот, не к месту - честный, заикнулся о сдаче.


#Триатлон #Бег #Велосипед #Плаванье #Обучение

Просмотров: 14

© 2016 - 2019 FBS

e-mail: fbs.demiurg@mail.com

Мы в соцсетях

  • Grey Facebook Icon
  • Grey YouTube Icon